Защита деловой репутации. Тонкости процедуры

Защитить деловую репутацию: инструкция

Деловая репутация – это актив компании. На нее обращают внимание контрагенты и клиенты, чтобы понять, насколько фирма устойчива на рынке, можно ли ей доверять. Если репутация оставляет желать лучшего, то это может обернуться потерей прибыли, особенно в условиях высокой конкуренции.

Если честное имя компании пострадало от ложных сведений, можно обратиться в суд. Но дел о защите деловой репутации не так много. По данным судебного департамента при ВС, в прошлом году арбитражные суды закончили рассмотрение 1,879 млн дел и лишь 0,04% из них были о защите деловой репутации.

По словам Андрея Переладова, сопредседателя КА Регионсервис Регионсервис Федеральный рейтинг. группа Уголовное право группа Экологическое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) × , компании неохотно защищают свою репутацию в суде, в том числе потому, что это может лишь усугубить проблему. Например, пост блогера или новость в одном-двух СМИ увидит ограниченный круг читателей, а спор о защите деловой репутации может стать инфоповодом: об этом напишет уже больше изданий.

Еще хуже, если в информации не называется сама компания, но все понимают, что порочащая информация о ней. Иск в таком случае – признание своих “скелетов в шкафу”.

Андрей Переладов, адвокат, сопредседатель КА Регионсервис Регионсервис Федеральный рейтинг. группа Уголовное право группа Экологическое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) ×

Юрий Воробьев, партнер Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × , считает, что компании редко обращаются в суды, потому что требование об удалении информации и публикации опровержения исполняют тогда, когда нарушение уже неактуально и про статью давно все забыли. А публикация опровержения – это лишний повод напомнить публике забытую тему.

К тому же добиться своего в суде не так уж легко, и это тоже одна из причин, почему фирмы неохотно обращаются в суды. Мало привести саму статью или публикацию в соцсетях – нужно доказать, что информация в ней действительно является порочащей и что бизнес понес от нее убытки.

Чтобы выиграть такой спор, нужно понимать последовательность действий на каждом этапе.

Что делать истцу

Если компания обнаружила негативную и недостоверную публикацию, первым делом ее нужно зафиксировать. Воробьев рекомендует в таких случаях использовать нотариальный протокол осмотра сайта.

Если же информацию распространили в телеэфире, то можно либо записать передачу, вышедшую в эфир, либо обратиться к юрлицу, которое занимается мониторингом СМИ. Оно выдаст справку о том, что программа действительно транслировалась в указанное время и содержала спорные сведения. Третий вариант – нотариально заверенный протокол осмотра сайта, на котором опубликована запись прямого эфира.

По словам Переладова, у компании есть несколько способов защитить деловую репутацию:

  • признать информацию недостоверной и (или) порочащей;
  • обязать удалить информацию;
  • отозвать документ, где такая информация содержится;
  • взыскать моральный вред в пользу физического лица;
  • взыскать компенсации умаления деловой репутации компании;
  • взыскать убытки.

Спор будет рассматривать арбитражный суд, когда речь идет о защите деловой репутации истца в сфере предпринимательской деятельности. Если связи с бизнесом нет, иск необходимо подавать в суд общей юрисдикции.

В 2005 году Пленум ВС в своем постановлении №3 указал, что надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности, порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. То есть, если такую информацию опубликовало СМИ, то иск нужно подавать к корреспонденту и редакции. Если редакция не является юрлицом, к участию в деле в качестве ответчика можно привлечь учредителя средства массовой информации.

Если данные появились в интернете, требования предъявляют также к администратору домена и владельцу сайта. Определить их можно с помощью открытого сервиса whois. Но Воробьев советует для подтверждения этих данных дополнительно направить адвокатские запросы регистраторам – так можно получить достоверную информацию об администраторе домена и о владельце сайта.

Бывает и такое, что установить ответчика невозможно. Если речь идет о соцсетях, то владелец сайта дает лишь площадку для общения, но сам не размещает информацию. В таком случае, по словам Александры Лобачевой из КА Регионсервис Регионсервис Федеральный рейтинг. группа Уголовное право группа Экологическое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) × , можно обратиться к тому, кто имеет техническую возможность удалить комментарий или пост, признанные судом не соответствующими действительности. Информацию можно только стереть, но не возместить вред деловой репутации.

Если же сведения разместил Telegram-канал, узнать, кто его ведет, нельзя. В этом случае дело рассмотрят в порядке особого производства. Заставить опубликовать опровержение или удалить материал невозможно. Но, говорит Воробьев, всегда можно опубликовать решение суда на официальном сайте компании, чтобы его увидели контрагенты.

Суд и защита деловой репутации

В суде истцу нужно доказать наличие сформированной репутации. Если он этого не сделает, есть вероятность отказа. Так, сеть магазинов интимных товаров попыталась защититься в суде, когда в социальных сетях появились негативные публикации о ней (дело № А56-68012/2017). Но три инстанции решили, что репутация фирмы сомнительна, и отказали истцу. Впрочем, юристы расходятся во мнениях: кое-кто считает, что репутация должна презюмироваться (подробнее см. Недоказанная репутация: можно ли защитить то, чего нет).

По словам Лобачевой, подтвердить сформированную положительную оценку компании можно совокупностью исполненных договоров или рекомендационными письмами от контрагентов. Так поступил «Капитал Евро Холдинг» в деле № А12-31385/2012. ФАС включила общество в реестр недобросовестных поставщиков. Фирма через суд признала недействительным это решение. А затем подала иск к антимонопольной службе, просила компенсировать вред деловой репутации (500 000 руб.).

Свою сформированную деловую репутацию «Капитал Евро Холдинг» подтвердил исполненными договорами и рекомендательным письмом от контрагента. В нем указано, что общество работало на рынке строительных услуг не первый год и зарекомендовало себя надежным партнером, может исполнять обязательства по поставкам крупными партиями. В итоге иск удовлетворили частично, снизив сумму требований до 200 000 руб.

О том, что компания на хорошем счету, подтвердит включение в различные рейтинги. Так, истец по делу №А56-26348/2018, общество «Уфаойл», среди прочего указал, что в составе группы компаний входит в список крупнейших частных компаний России по рейтингу журнала Forbes и занимает 267 место в списке 500 крупных компаний России по рейтингу журнала «Финанс». В итоге «Уфаойл» отсудил 5 млн руб. компенсации. Кроме рейтингов, полезны могут быть благодарственные письма, награды и грамоты, положительная информация из СМИ, отзывы потребителей, отмечает Лобачев.

Когда у суда нет сомнений в репутации истца, нужно доказать, что размещенная информация имеет негативную окраску. Суды в таких спорах учитывают так называемые «слова-обереги». «Возможно», «вероятно», «не исключено», «предполагаю» – такие вводные конструкции помогают автору избежать ответственности. Ведь для положительного решения суда необходимо, чтобы негативная информация была представлена утверждением, а не субъективной оценкой.

Чтобы подтвердить, что сведения действительно порочат деловую репутацию, Воробьев рекомендует представлять заключение лингвистической экспертизы. Эксперт поможет определить, что имел в виду автор в контексте или к какому юрлицу относится информация, а также ответит, оценка это была или утверждение.

Если есть положительная оценка эксперта, вероятность удовлетворения иска достаточно высока.

Юрий Воробьев, партнер Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции ×

Кроме того, истцу нужно доказать:

  • что доверие к его репутации утрачено или подорвано;
  • наступили другие неблагоприятные последствия (отток клиентов, отказ контрагентов от сотрудничества).

Для этого нужно провести серьезную работу по сбору доказательств на досудебной стадии, говорит Лобачева. Обосновать размер репутационного вреда достаточно трудно, считает Воробьев. Оценка по большей части остается на усмотрение суда, который руководствуется требованиями разумности и справедливости. Здесь имеет смысл подготовить максимально подробные расчеты со всеми доступными доказательствами.

Реальнее, по словам Воробьева, взыскать убытки. Так, в обзор практики ВС по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации от 16 марта 2016 года вошло дело, где несколько постоянных контрагентов фирмы отказались заключать с ней новые договоры, потому что поверили ложной информации. Чтобы подтвердить размер неполученного дохода, фирма представила годовой бухгалтерский баланс и документы, которые доказывали: за аналогичный период годом ранее фирма заработала больше.

По словам Воробьева, причинно-следственную связь можно доказать, если контрагент прямо указал причину отказа: у него возникают сомнения в добросовестности компании в связи с опубликованной информацией.

При определении размера компенсации, по словам Лобачевой, суды учитывают степень распространения порочащей информации. То есть тираж печатного издания, охват аудитории (газета выходит в одном городе или федеральное издание), индекс цитируемости издания, количество просмотров у сайта.

Например, в газете опубликовали несколько негативных статей о работе «Челябэнергосбыт». Он обратился в суд, где просил взыскать со СМИ 1,5 млн руб. как компенсацию причиненного нематериального вреда. Суд учел, что печатное издание выходит в закрытом муниципальном образовании, городе Озерске, тиражом почти 34 000 экземпляров. То есть статьи прочитали только жители отдельного города. Поэтому первая инстанция удовлетворила иск частично, взыскав с газеты 80 000 руб. Такого же мнения оказалась и апелляция (дело № А76-20440/2014).

В другом случае (дело №А40-102076/2014) станкостроительный завод «Ковосвит» и ЗАО «МТЕ Финанс», специализирующиеся на финансировании инвестпроектов, судились с газетой «Аргументы недели». Суд указал, что она занимает 4-е место по размеру аудитории в стране и выходит даже за ее пределами, а выпуски газеты доставляют, например, депутатам Госдумы и членам Совета Федерации. Материалы еженедельника попадают в обзоры прессы, которые готовятся для руководителей федеральных и региональных органов власти. Истцы требовали компенсацию в 6 млн руб. Суды, учитывая популярность издания, уменьшили сумму компенсации до 1,8 млн руб.

То есть чем больше людей увидели порочащую информацию, тем большую сумму получит истец.

Честь и достоинство: тонкости защиты деловой репутации

Публикации — как в СМИ, так и в социальных сетях — нередко заканчиваются разбирательством в суде. В чем особенность исков о защите деловой репутации и в каком случае истец может рассчитывать на денежную компенсацию?

Деловая репутация юридического лица является неотъемлемым активом любого предприятия, от которого зачастую зависит его успех. Действующее российское законодательство гарантирует правовую защиту деловой репутации. А под вредом деловой репутации понимается всякое ее умаление, которое обусловлено распространением порочащих сведений.

Основным способом правовой защиты деловой репутации является возможность требовать по суду опровержения таких сведений, если распространившее их лицо не докажет, что они соответствуют действительности. В этом случае сложнее всего для суда разграничить, когда речь идет о фактах, которые можно проверить на соответствие действительности, а когда – об оценочных суждениях, выражающих субъективное мнение и взгляды автора, которые он вправе реализовать всеми не запрещенными законом способами. В недавнем обзоре судебной практики Верховного суда (ВС) в качестве примера приводится довольно резонансное дело, в рамках которого ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС) обратилась в суд с иском против частного лица, потребовав признать сведения, распространенные ответчиком в интернете, порочащими репутацию. Предыстория такова: башкирское отделение РТРС планировало построить центр наземного телевещания на территории нескольких уфимских курганов. Для этого был объявлен конкурс на проведение на курганах археологических раскопок. В марте 2015 года в группе «Новости археологии» в социальной сети «ВКонтакте» сотрудница Национального музея Башкирии Светлана Воробьева раскритиковала этот тендер. Заявки, поданные на тендер, после этой публикации были отозваны.

РТРС подала на Воробьеву в суд, ссылаясь на то, что она разместила в социальной сети «ВКонтакте» недостоверную информацию, порочащую деловую репутацию, следующего содержания: «Реальная стоимость работ занижена. является изначально демпинговой»; «Подобная конкурсная документация свидетельствует либо о полной некомпетентности ее составителей, либо о наличии коррупционной составляющей в виде договоренности с потенциальными исполнителями»; «Не станьте пешкой в руках мошенников!»; «. выставляет на конкурс тендер с незаконными практически условиями, нашелся археолог (опустим его фамилию), который за откат берет это на себя».

Нижестоящие суды (три инстанции) отказали в удовлетворении исковых требований. Они исходили из того, что оспариваемые сведения не порочат деловую репутацию РТРС, поскольку представляют собой высказанные ответчиком суждения и субъективное мнение относительно обсуждаемой проблемы. Однако почти год спустя судебная коллегия Верховного суда не согласилась с этим и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Коллегия ВС сослалась на то, что избранный автором стиль изложения указывает на наличие описываемых фактов в реальной действительности (занижение стоимости работ, установление демпинговой цены, некомпетентность составителей конкурсной документации, коррупционное и иное незаконное поведение, мошенничество).

В постановлении ВС была дана ссылка на решения Европейского суда по правам человека, который, хотя и защищает право автора информации на оценочное суждение, указывает на необходимость проводить тщательное различие между фактами и оценочными суждениями. Существование фактов может быть доказано, тогда как истинность оценочных суждений — не всегда. Последние должны быть мотивированы, но доказательства их справедливости не требуются. Как указал Верховный суд в постановлении по иску РТРС, перечисленные Воробьевой факты могут быть проверены на их соответствие реальной действительности. Указанный довод подтверждается и позицией самой Воробьевой, доказывавшей на суде, что ее утверждения соответствовали действительности.

Есть набор достаточно очевидных правил, которые могут помочь избежать предъявления иска о защите деловой репутации, которые тем не менее игнорируют многие авторы — особенно в случаях, когда представление доказательств тех или иных сведений является затруднительным.

  • избегать формулировок в форме утверждений;
  • при отсутствии четкой определенности, является ли высказывание автора оценочным суждением, имеет смысл сопровождать ее следующими маркерами: «на мой/наш взгляд», «по моему/нашему мнению» и т. д.;
  • уделять особое внимание информации, указывающей на противоправный характер поведения какого-либо лица, поскольку, как подтвердил Верховный суд, такая информация носит оскорбительный характер, следовательно, даже при условии ее изложения как субъективного мнения автора может быть основанием для заявления требования о защите деловой репутации.

Примечательно, что Европейский суд по правам человека в своих постановлениях отмечает, что свобода выражения мнения распространяется не только на информацию и мнения, воспринимаемые положительно, но и на оскорбительные, шокирующие или причиняющие беспокойство. Указанное является требованием плюрализма мнений, терпимости и либерализма, без которых бы не существовало демократического общества. Очевидно, что интересы защиты репутации должны ставиться в сравнение с интересами открытой дискуссии и острой общественной необходимости.

Факт распространения сведений, порочащих деловую репутацию, ставит вопрос и о выплате соответствующего денежного возмещения. Ныне действующая редакция статьи 152 Гражданского кодекса РФ исключает применение положений о компенсации морального вреда применительно к защите деловой репутации юридического лица. В связи с чем Верховный суд указывает на возможность юридического лица в случае умаления его репутации защищать свое право путем предъявления требования о компенсации убытков или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину). Размеры здесь разняться: истцы могут заявлять как символический один рубль возмещения, так и достаточно крупные суммы. При этом установления судом факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и для выплаты денежного возмещения в целях компенсации за необоснованное умаление деловой репутации.

Например, в 2016 году Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов (СПбГУП) обратился в арбитражный суд с исковыми требованиями к холдингу «Медиа.С-Пб». Университет требовал признать не соответствующими действительности и порочащими его деловую репутацию сведения на портале «Лениздат.ру», входящем в состав холдинга. Резонанс вызвала публикация об отчислении 150 студентов за активность в социальных сетях — например, за публикации (в том числе с использованием ненормативной лексики) в паблике «Подслушано в СПбГУП». Авторы статьи заявляли, что администрация университета нарушает 29-ю статью Конституции РФ, гарантирующую свободу слова. В исковом заявлении утверждалось, что подобная информация снижает конкурентоспособность университета, а это, в свою очередь, отражается на его экономическом положении. Истец требовал удаления публикации с сайте, а также взыскания с ответчика компенсации в размере 3 млн рублей и убытков в размере 2 153 800 рублей.

Читайте также:  Зачем нужна справка о несудимости

По мнению суда первой инстанции, порочащий характер сведений содержался в словах о 29-й статье Конституции, поэтому требования об удалении материала с сайта «Лениздат.ру» были удовлетворены. Однако взыскивать материальную компенсацию с медиахолдинга суд не стал, «поскольку истцом не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие как факт убытков в заявленном размере, так и то, что названные убытки обусловлены распространением ответчиком оспариваемых сведений».

Обратным же примером, когда была взыскана, пожалуй, самая большая компенсация нематериального вреда, является дело Альфа-банка против ИД «Коммерсант», рассмотренное в 2005 году, поводом для которого стала статья о появлении у банка финансовых проблем. В то время еще не существовало обширной практики взыскания подобной компенсации в пользу юридических лиц. Суд первой инстанции решил взыскать с «Коммерсанта» в пользу банка 20,5 млн рублей в возмещение убытков, причиненных распространением не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию банка сведений, и 300 млн рублей в возмещение репутационного вреда.

Постановлением апелляционной инстанции решение в части взыскания компенсации в размере 300 млн рублей было оставлено без изменения. При применении данного способа защиты деловой репутации банка суды исходили в том числе из реакции вкладчиков после прочтения газеты. Следствием заметки о проблемах в Альфа-банке стал отток вкладов более чем на 6 млрд рублей, что и представляет собой материальное выражение утраты доверия со стороны клиентов банка. При пересмотре дела суд кассационной инстанции указал, что нижестоящими судами не применены разумные и справедливые пределы нематериального вреда, и снизил размер компенсации до 30 млн рублей.

Стоит отметить, что, как правило, целью предъявления подобных исков является скорее не взыскание денежной компенсации, а пресечение будущих публикаций, которые могу негативно отразиться на деловой репутации.

Защита деловой репутации. Тонкости процедуры

Само по себе понятие деловая репутация не является определение материального блага. Этот термин имеет нематериальный характер. Но это понятие отыгрывает немалую ценность для недобросовестных лиц, которые готовы пойти на все, чтоб не только воспользоваться доброй репутацией в своих интересах и благах, иногда неблаговидных, так и очернить его.
Согласно норм статей 4, 10 Закона РФ «О конкуренции и ограничениях монополии на товарном рынке» любое действие/бездействие, которое идет вразрез с нормами закона, деловым обычаям и нормам добропорядочности, недопустимы, поскольку несут ущерб деловой репутации того или иного лица, будь то конкурент или же нет. Так под самим понятием добропорядочности закон подразумевает то, что недопустимо распространение ложных и неточных, а также искаженных данных, ведущих к потере не только прибыли, но и несут ущерб доброму имени и репутации респондента.

Достаточно часто распространенная недостоверная, а также заведомо ложная информация о том или ином лице идет от конкурентов – как правило, ее подают посредством СМИ, когда идет подача данных с позиции того, что А лучше и круче Б и В. Именно такого плана подача информации, точнее сказать ее «утечка от проверенных источников» – наглядный пример недобросовестной конкуренции либо же ненадежной рекламы.

В своем арсенале закон имеет достаточно методов и способов защиты от такой недобросовестной и ложной, искаженной информации – он берет на вооружение нормы законодательства об авторском праве, об обязательстве скрывать данные, являющие собой коммерческую тайну, направленное на ограничение доступа к тем или иным данным о деятельности компании.

Когда деловая репутация все же подверглась негативной атаке со стороны конкурентов – следует прибегнуть к положению ст. 152 ГК РФ. В частности, именно нормы данной статьи пострадавшее лицо от недобросовестной и ложной информации, порочащих и оскорбляющих его имя и репутацию может потребовать опровержения таких в судебном порядке. Он имеет право истребовать как их опровержения, но и просить опубликовать соответствующий ответ именно в том издании, которое ранее и опубликовало таковые данные.

Юридическое лицо может отстаивать собственную деловую репутацию только в гражданском судопроизводстве, поскольку пострадать, а также быть притянутым к криминальной ответственности за клевету или же оскорбление может только физическое лицо.

Так предприятие или же организация могут обратиться за защитой собственной деловой репутации в суды общей юрисдикции, арбитражный суд или же третейские органы – это может предусматривать норма закона, международные соглашения или же договоренности меж участниками спора, фактическим истцом и ответчиком.

При этом оградить деловую репутацию от негативных и необоснованных посягательств можно и в административном порядке – например, в СМИ разместили рекламу, которая негативно отобразилась на том или ином юридическом лице. В этом случае антимонопольный орган, опираясь на ст. 29 Закона РФ «О рекламе» может истребовать от недобросовестного контрагента разместить опровержение, такую себе контр – рекламу. При всем этом он обязан провести это действие в прописанный срок, за собственные деньги и учитывая все характеристики озвученной ранее рекламы, которая опровергается. Наравне с этим пострадавший может истребовать в суде и восстановления своего доброго, незапятнанного имени.

Подавая иск в судебные инстанции, юридическое лицо подает доказательства того, что:

  • поданные ложные данные, порочащие деловую репутацию и доброе имя, в действительности имели огласку.
  • поданная информация была доступна и стала известной 3-м лицам, не принимая в расчет самого распространителя таковых данных.

Чтоб поданный иск был удовлетворен – стоит подать в суд доказательную базу, которая касается обоих этих пунктов, иначе суд попросту отклонит иск, не рассматривая его по своей сути.

Защита деловой репутации. Советы юриста: Видео

Честь и достоинство: тонкости защиты деловой репутации

Деловая репутация юридического лица является неотъемлемым активом любого предприятия, от которого зачастую зависит его успех. Действующее российское законодательство гарантирует правовую защиту деловой репутации. А под вредом деловой репутации понимается всякое ее умаление, которое обусловлено распространением порочащих сведений.

Основным способом правовой защиты деловой репутации является возможность требовать по суду опровержения таких сведений, если распространившее их лицо не докажет, что они соответствуют действительности. В этом случае сложнее всего для суда разграничить, когда речь идет о фактах, которые можно проверить на соответствие действительности, а когда – об оценочных суждениях, выражающих субъективное мнение и взгляды автора, которые он вправе реализовать всеми не запрещенными законом способами. В недавнем обзоре судебной практики Верховного суда (ВС) в качестве примера приводится довольно резонансное дело, в рамках которого ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС) обратилась в суд с иском против частного лица, потребовав признать сведения, распространенные ответчиком в интернете, порочащими репутацию. Предыстория такова: башкирское отделение РТРС планировало построить центр наземного телевещания на территории нескольких уфимских курганов. Для этого был объявлен конкурс на проведение на курганах археологических раскопок. В марте 2015 года в группе «Новости археологии» в социальной сети «ВКонтакте» сотрудница Национального музея Башкирии Светлана Воробьева раскритиковала этот тендер. Заявки, поданные на тендер, после этой публикации были отозваны.

РТРС подала на Воробьеву в суд, ссылаясь на то, что она разместила в социальной сети «ВКонтакте» недостоверную информацию, порочащую деловую репутацию, следующего содержания: «Реальная стоимость работ занижена. является изначально демпинговой»; «Подобная конкурсная документация свидетельствует либо о полной некомпетентности ее составителей, либо о наличии коррупционной составляющей в виде договоренности с потенциальными исполнителями»; «Не станьте пешкой в руках мошенников!»; «. выставляет на конкурс тендер с незаконными практически условиями, нашелся археолог (опустим его фамилию), который за откат берет это на себя».

Нижестоящие суды (три инстанции) отказали в удовлетворении исковых требований. Они исходили из того, что оспариваемые сведения не порочат деловую репутацию РТРС, поскольку представляют собой высказанные ответчиком суждения и субъективное мнение относительно обсуждаемой проблемы. Однако почти год спустя судебная коллегия Верховного суда не согласилась с этим и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Коллегия ВС сослалась на то, что избранный автором стиль изложения указывает на наличие описываемых фактов в реальной действительности (занижение стоимости работ, установление демпинговой цены, некомпетентность составителей конкурсной документации, коррупционное и иное незаконное поведение, мошенничество).

В постановлении ВС была дана ссылка на решения Европейского суда по правам человека, который, хотя и защищает право автора информации на оценочное суждение, указывает на необходимость проводить тщательное различие между фактами и оценочными суждениями. Существование фактов может быть доказано, тогда как истинность оценочных суждений — не всегда. Последние должны быть мотивированы, но доказательства их справедливости не требуются. Как указал Верховный суд в постановлении по иску РТРС, перечисленные Воробьевой факты могут быть проверены на их соответствие реальной действительности. Указанный довод подтверждается и позицией самой Воробьевой, доказывавшей на суде, что ее утверждения соответствовали действительности.

Есть набор достаточно очевидных правил, которые могут помочь избежать предъявления иска о защите деловой репутации, которые тем не менее игнорируют многие авторы — особенно в случаях, когда представление доказательств тех или иных сведений является затруднительным.

  • избегать формулировок в форме утверждений;
  • при отсутствии четкой определенности, является ли высказывание автора оценочным суждением, имеет смысл сопровождать ее следующими маркерами: «на мой/наш взгляд», «по моему/нашему мнению» и т. д.;
  • уделять особое внимание информации, указывающей на противоправный характер поведения какого-либо лица, поскольку, как подтвердил Верховный суд, такая информация носит оскорбительный характер, следовательно, даже при условии ее изложения как субъективного мнения автора может быть основанием для заявления требования о защите деловой репутации.

Примечательно, что Европейский суд по правам человека в своих постановлениях отмечает, что свобода выражения мнения распространяется не только на информацию и мнения, воспринимаемые положительно, но и на оскорбительные, шокирующие или причиняющие беспокойство. Указанное является требованием плюрализма мнений, терпимости и либерализма, без которых бы не существовало демократического общества. Очевидно, что интересы защиты репутации должны ставиться в сравнение с интересами открытой дискуссии и острой общественной необходимости.

Факт распространения сведений, порочащих деловую репутацию, ставит вопрос и о выплате соответствующего денежного возмещения. Ныне действующая редакция статьи 152 Гражданского кодекса РФ исключает применение положений о компенсации морального вреда применительно к защите деловой репутации юридического лица. В связи с чем Верховный суд указывает на возможность юридического лица в случае умаления его репутации защищать свое право путем предъявления требования о компенсации убытков или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину). Размеры здесь разняться: истцы могут заявлять как символический один рубль возмещения, так и достаточно крупные суммы. При этом установления судом факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и для выплаты денежного возмещения в целях компенсации за необоснованное умаление деловой репутации.

Например, в 2016 году Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов (СПбГУП) обратился в арбитражный суд с исковыми требованиями к холдингу «Медиа.С-Пб». Университет требовал признать не соответствующими действительности и порочащими его деловую репутацию сведения на портале «Лениздат.ру», входящем в состав холдинга. Резонанс вызвала публикация об отчислении 150 студентов за активность в социальных сетях — например, за публикации (в том числе с использованием ненормативной лексики) в паблике «Подслушано в СПбГУП». Авторы статьи заявляли, что администрация университета нарушает 29-ю статью Конституции РФ, гарантирующую свободу слова. В исковом заявлении утверждалось, что подобная информация снижает конкурентоспособность университета, а это, в свою очередь, отражается на его экономическом положении. Истец требовал удаления публикации с сайте, а также взыскания с ответчика компенсации в размере 3 млн рублей и убытков в размере 2 153 800 рублей.

По мнению суда первой инстанции, порочащий характер сведений содержался в словах о 29-й статье Конституции, поэтому требования об удалении материала с сайта «Лениздат.ру» были удовлетворены. Однако взыскивать материальную компенсацию с медиахолдинга суд не стал, «поскольку истцом не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие как факт убытков в заявленном размере, так и то, что названные убытки обусловлены распространением ответчиком оспариваемых сведений».

Обратным же примером, когда была взыскана, пожалуй, самая большая компенсация нематериального вреда, является дело Альфа-банка против ИД «Коммерсант», рассмотренное в 2005 году, поводом для которого стала статья о появлении у банка финансовых проблем. В то время еще не существовало обширной практики взыскания подобной компенсации в пользу юридических лиц. Суд первой инстанции решил взыскать с «Коммерсанта» в пользу банка 20,5 млн рублей в возмещение убытков, причиненных распространением не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию банка сведений, и 300 млн рублей в возмещение репутационного вреда.

Постановлением апелляционной инстанции решение в части взыскания компенсации в размере 300 млн рублей было оставлено без изменения. При применении данного способа защиты деловой репутации банка суды исходили в том числе из реакции вкладчиков после прочтения газеты. Следствием заметки о проблемах в Альфа-банке стал отток вкладов более чем на 6 млрд рублей, что и представляет собой материальное выражение утраты доверия со стороны клиентов банка. При пересмотре дела суд кассационной инстанции указал, что нижестоящими судами не применены разумные и справедливые пределы нематериального вреда, и снизил размер компенсации до 30 млн рублей.

Стоит отметить, что, как правило, целью предъявления подобных исков является скорее не взыскание денежной компенсации, а пресечение будущих публикаций, которые могу негативно отразиться на деловой репутации.

О защите деловой репутации

Имидж юридического лица – залог его успешной работы. Не удивительно, что информация, порочащая доброе имя компании, всегда воспринимается болезненно. Гражданское законодательство гарантирует правовую защиту деловой репутации юридических лиц. При этом организации в случае обращения в суд по данному вопросу часто терпят фиаско. В чем причины таких неудач? Постараемся ответить на этот вопрос в статье.

Немного о праве

Правовая защита предусмотрена также в случае, если лицо, распространившее недостоверные сведения, установить невозможно. В этом случае организация вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности. Кроме прочего, она вправе потребовать с ответчика возмещения убытков. А вот компенсировать моральный вред после вступления в силу Федерального закона от 02.07.2013 № 142-ФЗ организации не смогут: п. 11 ст. 152 ГК РФ прямо предусмотрено, что названный вид защиты применим только для граждан. Отметим, что ранее (до внесения изменений в указанную статью) правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию граждан, применялись и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица (см. п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3).

Значит, в ближайшее время можно ожидать изменений в развитии судебной практики по вопросу применения норм о компенсации морального вреда к защите деловой репутации юридических лиц.

С 1 октября 2013 года положения ст. 152 ГК РФ о компенсации морального вреда к защите деловой репутации юридических лиц не применяются.

Кто в ответе?

Определимся с терминами

  • распространены;
  • порочат его деловую репутацию;
  • не соответствуют действительности.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом. Ответчик же наоборот должен привести доказательства того, что сведения являются достовер­ными.

В пункте 7 Постановления Пленума ВС РФ № 3 поясняется, что понимается под каждым из названных обстоятельств.

Так, под распространением сведений, порочащих деловую репутацию юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной форме, в том числе устной, хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Казалось бы, в случае распространения негативной и недостоверной информации об организации (индивидуальном предпринимателе) указанная организация (ИП) не должна испытывать трудности при сборе доказательств, а судебные дела должны решаться в ее пользу. Однако не тут-то было. Примерно девять из десяти решений имеют отрицательный результат. В чем же причина? Попробуем разобраться.

Идентификация истца – обязательное условие

Постановление ФАС МО от 22.11.2013 № Ф05-14721/2013. По Первому каналу центрального телевидения в программе «Контрольная закупка» был показан сюжет, снятый в одном из магазинов, в котором съемочная группа обнаружила большое количество просроченных продуктов.

Владелец сети магазинов (ИП), посчитав, что распространенные сведения являются недостоверными и порочащими его деловую репутацию, обратился с исковым заявлением к ОАО «Первый канал» и ООО об обязании названных лиц опубликовать по данному эпизоду опровержение и о взыскании с них компенсации морального вреда в сумме 1 млн руб.

Читайте также:  Генетическая экспертиза на отцовство в 2021 году

В данном иске предпринимателю было отказано полностью. Проанализировав содержание телепередачи, судьи (учитывая и прочие основания) пришли к выводу, что в тексте сюжета не раскрывается информация о торговой точке истца, не содержится иных сведений, позволяющих идентифицировать его как предпринимателя, владельца и управляющего торговой сетью продовольственных магазинов. Как указал суд, из видеозаписи следует, что все логотипы магазина и сопутствующие надписи были заштрихованы редакторами программы. А в силу ст. 152 ГК РФ для защиты деловой репутации необходимо, чтобы распространенные сведения относились к истцу либо его деятельности. (Ради справедливости отметим, что при вынесении решения по делу арбитры основывались не на одном, а на совокупности доказательств невиновности ответчика. Вернемся к данному делу позже.)

Постановление ФАС МО от 27.02.2012 по делу № А40-34837/ 11-26-267. Из материалов дела: в журнале в рубрике «Мы пошутили» под общей темой «Долой лозунги!» было размещено шесть изображений – карикатур на агитационные плакаты времен СССР. На одном из них был запечатлен мужчина, наливающий из пакета молоко. Ниже изображен ребенок с поднятыми вверх руками, обращающийся к мужчине со словами: «Папа, не пей!». Композиция сопровождалась комментарием: «В России каждый год растет количество детей-идиотов». На пакете молока был нанесен рисунок: белые колоски на синем фоне. Аналогичный товарный знак принадлежит истцу, который и обратился в суд с иском к издательству об обязании последнего напечатать опровержение к данной карикатуре (в частности, фразу: «журнал опровергает какую-либо связь между производимым ОАО молоком и ежегодным увеличением в России числа детей-идиотов») и о взыскании с него компенсации в сумме 1 млн руб.

Суд первой инстанции (РешениеАрбитражного суда г. Москвы от 10.08.2011 по делу № А40-34837/11-26-267) принял сторону предприятия пищевой промышленности и частично удовлетворил иск, уменьшив при этом сумму компенсации морального вреда. Но судьи апелляционной, кассационной и надзорной инстанций заняли другую позицию: предприятие пищевой промышленности не доказало, что у ответчика было намерение причинить вред его деловой репутации. Не вдаваясь в подробности процесса, сформулируем основные тезисы, на которых строились рассуждения судей.

Юридическое лицо индивидуализирует наименование и место его нахождения (ст. 54 ГК РФ), в то время как товарный знак представляет собой обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц (ст. 1477 ГК РФ). Так как спорное изображение не содержит указания на наименование истца (товарный знак, изображенный на карикатуре, не относит объект (пакет молока) к истцу и его деловой репутации), то распространение оспариваемой информации среди читателей журнала не создает общеизвестного факта об относимости распространенной информации именно к молочному предприятию.

Аналогичное мнение высказано в Постановлении ФАС МО от 08.02.2011 № КГ-А40/17451-10 по делу № А40-40348/10-26-322.

Субъективное мнение к делу не пришьешь

– утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить;

– оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (абз. 3 п. 9 Постановления Пленума ВС РФ № 3).

Приведем в пример Постановление ФАС УО от 12.12.2012 по делу № А07-244/2012. Организация, управляющая рынком, обратилась с исковым заявлением к издательству об обязании опровергнуть порочащие репутацию истца недостоверные сведения, напечатанные в газете в статье «Неудобное соседство». В частности, статья содержала следующую фразу: «на территории рынка, расположенного, кстати, в непосредственной близости к детскому саду № 10 и десятой школе, только в прошлом году было совершено 264 административных правонарушения, в текущем – 146…».

При анализе текстов оспариваемой статьи судьи установили, что в целом она представляет собой выражение авторского мнения и мнения жителей по поводу ситуации, сложившейся в связи с работой рынка, расположение которого доставляет неудобство гражданам. В статье содержится обобщенная информация о недовольстве жителей города этой деятельностью, проверить которую на соответствие действительности не представляется возможным. При этом арбитры отметили, что сведения о совершенных на территории рынка правонарушениях являются официальной статистикой и соответствуют информации, предоставленной отделом МВД РФ по этому району.

В другой судебном процессе, уже рассмотренном нами выше (ответчиком по делу в котором был Первый канал и ООО ), анализу подверглись фразы телеведущей, в частности: «Как можно не замечать просрочку неделями?!», «Не рук здесь не хватает, а совести!». Поскольку эти фразы являлись выражением субъективного мнения и взглядов корреспондента относительно увиденного, суды констатировали, что они не могут проверить их на соответствие действительности, следовательно, данные оценочные значения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ.

К числу проигранных дел относится и иск индивидуального предпринимателя к издательству газеты, рассмотренный ФАС СЗО в Постановлении от 06.03.2012 по делу № А56-24753/2011. Из материалов дела: в статье «Почему мы не заботимся о своей собственности?» содержались следующие, по мнению истца, порочащие его деловую репутацию сведения, в частности: «собственники в погоне за прибылью с размахом подошли к обустройству своих торговых площадей и самовольно их переоборудовали. В ход пошло все: снос капитальных стен, врезка вентиляций баров, кафе, ресторанов (которых по проекту там не должно быть) в вентиляцию жилых помещений; превращение фасадных стен в новогоднюю елку, украшенную рекламой и кондиционерами. Ведь все это находится в жилом доме, а сделано без проекта и необходимых разрешений!». И далее в том же духе… В статье прозвучала даже фамилия истца. Несмотря на это, проанализировав содержание оспариваемых фрагментов статьи, а также содержание статьи в целом, их смысловую направленность, суд пришел к выводу, что оспариваемые истцом фразы не могут быть отнесены к порочащим деловую репутацию ИП, поскольку в них не содержится утверждений о нарушении непосредственно им действующего законодательства, недобросовестности при осуществлении предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют или порочат его деловую репутацию, а исковые требования основаны на расширительном толковании их смысла. Суд обратил внимание на то, что в статье не указаны имя, отчество либо инициалы истца, а собственников нежилых помещений в доме, о котором идет речь в статье, с такой фамилией несколько.

Отказывая в иске, арбитры исходили из того, что истец не доказал, что оспариваемые им сведения относятся именно к нему, публикация не содержит сообщений о конкретных фактах, в ней излагается субъективное мнение по проблемам жилищно-коммунального хозяйства.

Факт налицо

Общественная организация «Союз защиты прав потребителей и предпринимателей» провела заседание круглого стола на тему о грубых нарушениях законодательства в сфере защиты прав потребителей в розничной торговле нефтепродуктами (результаты зафиксированы в протоколе). Для участия в заседании были приглашены представители СМИ. При этом представители газеты, ставшей впоследствии ответчиком по делу, не присутствовали на заседании, но по его окончании получили соответствующий протокол и резолюцию. На основании названных документов в газете появилась статья «Недоливы продолжаются», в которой автор близко к тексту пересказал доклады выступавших на круглом столе должностных лиц (общественников, госинспекторов), а также выразил свое мнение. Приведем небольшую выдержку из статьи: «В … краевом союзе защиты прав потребителей на минувшей неделе обсуждали итоги рейда общественников по заправкам города, где было выявлено около десятка грубых нарушений. В частности, на многих АЗС топливо попросту недоливали».

Истец (одна из организаций, в деятельности которой были выявлены нарушения) привел довод о том, что, разместив оспариваемую статью, издательство распространило сведения, порочащие его деловую репутацию, поскольку представители газеты не присутствовали на заседании, а высказывания должностных лиц о недоливах топлива не являются дословным воспроизведением фрагмента их выступления. Однако данный довод суд отклонил и, оценив изложенные в статье сведения и ее смысловое содержание в целом, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, поскольку цитата, воспроизведенная в статье, по своему содержанию и смысловой нагрузке соответствовала протоколу и не содержала сведений, не изложенных в нем.

Рассмотрим также Постановление ФАС СЗО от 04.04.2012 по делу № А56-10903/2011. В газете в статье «Сосиски: крахмал и соя вместо мяса» были опубликованы следующие сведения: «Два года подряд не может покинуть «хит-парад надувательства» ООО . Если в 2009-м в составе образца сосисок «Сливочные» эксперты обнаружили соевый изолят, а также загустители (камедь и корраген), то на этот раз в фарше образца сосисок «Молочные» выявлен крахмал и крахмалосодержащие зерновые компоненты». Эти данные были подтверждены результатами испытаний за соответствующие периоды. В итоге в иске предприятия пищевой промышленности (мясокомбината) было отказано.

После драки кулаками не машут

Вот пара примеров:

Постановление ФАС МО от 22.11.2013 № Ф05-14721/2013: результаты последующей проверки, проведенной компетентными органами в торговом зале магазина, в соответствии с которой в магазине не выявлено ни одного просроченного продукта, не являются надлежащим основанием для удовлетворения исковых требований, поскольку не опровергают факт наличия просроченных продуктов на момент съемки;

Постановление ФАС ПО от 10.06.2013 по делу № А65-20895/2012: положительное заключение экспертного учреждения, в которое обратился истец после опубликования в СМИ информации о том, что производимое им сгущенное молоко не соответствуют требованиям ГОСТ, не принято судом во внимание, так как исследуемые продукты были произведены от другой даты.

Официальная хроника

Постановление ФАС РФ от 18.01.2013 по делу № А53-12358/ 2012. Из материалов дела: в новостной программе местного телеканала был показан сюжет о работе птицефабрики, в частности кадры из архивной хроники (работа цеха фасовки яиц) сопровождались устным вещанием: «На птицефабрике выявлены многочисленные нарушения. Продукцию предприятия сняли с реализации. Информация об этом появилась на сайте управления Россельхознадзора по … области. Инспекторы отдела ветеринарного контроля провели плановую проверку на птицефабрике и обнаружили ряд грубейших нарушений ветеринарного законодательства. В холодильниках хранилось мясо кур без указания даты изготовления и ветеринарных документов, комбикорм для птиц не подвергался термической обработке, при входе в некоторые помещения отсутствовали дезинфекционные кюветы».

Истец в поданном в суд заявлении указал, что данные сведения порочат его деловую репутацию. В частности, по мнению предприятия, из показанного видеоряда, представляющего собой архивную хронику, в которой засняты моменты ручной фасовки яиц (при том, что фасовка яиц на предприятии давно происходит в автоматическом режиме), у телезрителей могло создаться впечатление, что запрету на реализацию подверглось именно яйцо, а не мясо кур, которое не является основной продукцией птицефабрики. Кроме того, в «устаревшем» видеоряде было показано напольное содержание кур, в то время как они содержались в клетках. Такая информация, по мнению коллег по бизнесу, а также работников предприятия, искажала факты.

Суд и в данном деле не поддержал истца: ответчик корректно процитировал официальную информацию (ссылка на источник озвучена в эфире), что позволяет заинтересованным лицам проверить и уточнить ее. Кроме того, по смыслу ст. 152 ГК РФ на предмет соответствия действительности могут быть проверены только сведения, поскольку именно сообщение о факте может полностью или частично соответствовать действительности. Видеотрансляция же архивного видеоролика не создает прецедента по данному делу.

Случаи, в которых организации, обратившиеся за защитой своей деловой репутации в суд, оказались победителями, безусловно, встречаются в арбитражной практике, но таких меньшинство. В одном из следующих номеров журнала мы рассмотрим их.

Подводя итоги данной статьи, сформулируем несколько выводов. Торговому предприятию, прежде чем пускаться в судебные тяжбы по вопросу защиты деловой репутации, целесообразно трезво оценить шансы на успех. Так, если распространенная о нем информация получена СМИ из официальных источников, если в ней содержатся субъективные мнения третьих лиц либо не идентифицирован истец (не обнародовано его наименование либо место нахождения), возможность выиграть судебный процесс невелика.

  1. Определением ВАС РФ от 22.06.2012 № ВАС-7459/12 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора.
  2. Определением ВАС РФ № ВАС 6867/13 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора.
  3. Определением ВАС РФ от 05.06.2013 № ВАС-6867/13 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора.

Защищаем деловую репутацию компании

Фирма вправе оспаривать сведения, не только порочащие ее деловую репутацию, но и просто не соответствующие действительности. Если такие сведения размещены в СМИ, при подготовке иска необходимо использовать законодательные нормы из этой сферы деятельности, а также Гражданского кодекса и Конституции РФ.

Защищаем деловую репутацию компании

Компания может столкнуться с ситуацией, когда ей придется отстаивать свою деловую репутацию в суде. Само понятие “деловая репутация” имеет много сложных научных определений. Обобщенно можно сказать, что это “доброе имя” компании 1 . Рассмотрим способы защиты доброго имени фирмы, а также судебную практику по данной проблеме.

Не соответствующие действительности и порочащие сведения

Распространяемая о юридическом лице информация может как не соответствовать действительности, так и порочить его доброе имя.

Лев Лялин,
почетный адвокат, член Президиума Московской областной коллегии адвокатов

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся данные сведения. При этом с юридической точки зрения не считаются не соответствующими действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях, приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или официальных документах. Для их обжалования и оспаривания предусмотрен иной законодательно установленный порядок. Например, в апелляционных и кассационных судебных инстанциях судов общей юрисдикции и арбитражных судов 2 .

Порочащими, в частности, являются ложные или недостоверные сведения, содержащие утверждения о нарушении компанией действующего законодательства, совершении нечестного поступка, проявлении недобросовестности при ведении производственно-хозяйственной деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют деловую репутацию фирмы 3 .

Под распространением не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию сведений следует понимать их опубликование в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации (далее — СМИ), а также размещение в Интернете, упоминание в публичных выступлениях и заявлениях, адресованных должностным лицам, сообщение в той или иной (в т. ч. устной) форме хотя бы одному лицу. Вместе с тем не является распространением порочащих сведений ситуация, когда при сообщении лицу, которого касаются сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы ничего не стало известно третьим лицам.

Правила защиты

Споры о защите деловой репутации юрлиц, связанные с их экономической деятельностью, подведомственны арбитражным судам 4 . Исковые требования фирмы в части, касающейся защиты чести, достоинства и деловой репутации ее работников, арбитражному суду неподведомственны.

Деловая репутация компании подлежит защите по правилам о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда 5 . На практике это означает, что фирма не может обращаться в суд за компенсацией морального вреда. Она имеет право лишь на возмещение убытков.

В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец должен доказать лишь факт распространения этих сведений и их порочащий характер 6 . При этом в случае, когда фирма оспаривает отказ руководства (редакции) СМИ, в котором размещены указанные выше сведения, опубликовать подготовленный ей ответ, придется доказать, что ущемляются права и охраняемые законом интересы фирмы 7 .

Судьи указывают 8 , что для них юридически значимым обстоятельством служит противоправный характер действий ответчика, который выражается в сообщении хотя бы одному лицу (посредством публичного выступления, размещения в СМИ или Интернете) определенных сведений об истце, носящих порочащий (направленный на формирование негативного общественного мнения о деловых качествах) и не соответствующий действительности характер.

Для подтверждения наступления неблагоприятных последствий в виде нематериального вреда деловой репутации истца необходимо сначала установить факт ее наличия, а потом — факт утраты доверия к ней. Следствием такой утраты может быть, например, сокращение числа клиентов, потеря конкурентоспособности и прочее. При выявлении причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца суды будут учитывать наличие реальной возможности влияния действий ответчика на формирование мнения об истце у третьих лиц.

Когда вместе с требованием о защите деловой репутации фирма заявляет требование о возмещении ей убытков, причиненных распространением порочащих сведений, суд разрешает последнее в соответствии со статьей 15 и пунктами 5, 7 статьи 152 Гражданского кодекса 9 . На практике иск о возмещении убытков 10 может быть рассмотрен как одновременно с требованием о защите деловой репутации, так и на основании уже вступившего в силу решения суда. При этом доказывание факта наличия убытков 11 , их размера, наличия причинно-следственной связи между неправомерными действиями ответчика и наступившими неблагоприятными последствиями возлагаются на истца.

9. В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Способы защиты

Компания вправе оспаривать распространение любой информации, не соответствующей действительности, а не только той, которая порочит ее деловую репутацию 12 . По смыслу закона, чтобы ограничить распространение ложной информации, не обязательно доказывать, что она неблагоприятно сказалась на репутации.

Статья 152 Гражданского кодекса предоставляет различные способы защиты и восстановления нарушенного права. Фирма может потребовать 13 :

  • опровержения недостоверных сведений;
  • опубликования своего ответа в тех же СМИ;
  • замены или отзыва документа, содержащего не соответствующие действительности сведения;
  • удаления недостоверной, порочащей доброе имя информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения ложных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения;
  • удаления соответствующей информации, а также опровержения ложных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей Интернета;
  • возмещения убытков.
Читайте также:  Проем в стене в 3-комнатной квартире в доме серии II-49Д

Кроме того, если невозможно установить лицо, распространившее ложные сведения, фирма вправе обратиться в суд по правилам особого производства с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности 14 .

При подготовке иска о защите деловой репутации необходимо руководствоваться:

Если не соответствующие действительности или порочащие сведения были размещены в СМИ или в Интернете на информационном ресурсе, зарегистрированном в качестве СМИ, необходимо использовать законодательные нормы, относящиеся к этой сфере деятельности. Очень важно при подготовке исковых требований проверить их на соответствие перечню случаев освобождения СМИ от ответственности за распространение недостоверных сведений. Таковыми являются случаи, когда подобные сведения 15 :

  • присутствуют в обязательных сообщениях 16 ;
  • получены от информационных агентств;
  • содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений;
  • являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений депутатов на заседаниях Госдумы РФ, конференциях, пленумах общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц госорганов, организаций и общественных объединений;
  • содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с Законом о СМИ;
  • являются дословным воспроизведением сообщений, материалов или их фрагментов, распространенных другим СМИ (за исключением случаев распространения информации, указанной в части 6 статьи 4 Закона о СМИ), которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение.

3. Пунктом 5 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом согласно части 2 названной статьи указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Исходя из этого, дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не подведомственны судам общей юрисдикции.

Отмечу, при предъявлении фирмой иска ей необходимо быть готовой к ходатайству противоположной стороны о проведении судебно-лингвистической экспертизы с целью определения, являются ли спорные выражения в контексте статьи оценочными суждениями автора и носят ли они порочащий характер. Желательно уже на момент предъявления исковых требований в суд иметь соответствующее заключение специалиста. Если оно не будет оспорено противоположной стороной, есть большие шансы, что судьи сочтут его допустимым доказательством и сошлются на него в своем решении.

В случае победы в споре опровержение сведений должно быть обнародовано в том же СМИ, которое их распространило 17 . Это касается опровержения как размещаемого на основании судебного акта 18 , так и публикуемого добровольно на основании соответствующего обращения заинтересованного лица.

Отказ в опровержении может быть в течение года со дня распространения сведений обжалован в суд 19 . Если руководство (редакция) СМИ отказывается добровольно опубликовать ответ компании, отказ в его размещении (как и отказ в опровержении) возможно оспорить в судебном порядке.

“Потерпевшая” сторона часто задает вопрос: что лучше, требовать опровержения или права на ответ? Универсального рецепта нет. Я считаю, что право на ответ может оказаться предпочтительнее (см. образец его составления ниже). Дело в том, что, опровергая те или иные сведения, суд зачастую выдергивает их из контекста и в результате в опубликованном ответчиком опровержении не всегда можно понять, о чем идет речь, да и сопутствующие комментарии судебного акта зачастую сводят опровержение на нет. Ответ, который подготовлен “потерпевшим” от нападок, как правило, более содержателен и логичен в опровержении доводов противоположной стороны.

Также отмечу: извинение как способ защиты деловой репутации законом не предусмотрено, но оно может быть указано в мировом соглашении между участниками спора.

Важно!
Деловая репутация представляет собой своего рода “доброе имя” лица и учитывается в составе его нематериальных активов наряду с авторскими правами, ноу-хау и торговыми марками. Деловая репутация может быть как положительной, так и отрицательной. Положительная деловая репутация связана с позитивным отношением контрагентов к ее обладателю, с доверием к нему и уверенностью в положительном результате сотрудничества. Отрицательная деловая репутация показывает нестабильность положения ее обладателя в экономическом обороте, недоверие к нему со стороны контрагентов*.
*Источник — Википедия.

Как защитить деловую репутацию компании

Ведущий юрист-консультант Линии консультаций «Что делать Консалт»

Высокие экономические показатели компании во многом зависят от её репутации на рынке. В статье наш ведущий эксперт-юрист Михаил Махров рассказал о правовых механизмах защиты вашего имени.

Понятие «деловая репутация» в законодательных актах не раскрывается. На практике используется общепринятое толкование, которое сводится к тому, что под деловой репутацией понимается представление о деловых качествах, деловом поведении на рынке, деятельности конкретного юридического лица в сфере общественно-экономического оборота.

При этом деловая репутация организации как профессиональная репутация, которая заработана среди аналогичных профессионалов (например, коммерсантов), а также в среде лиц, на которых направлена деятельность организации (например, потребителей товаров, работ, услуг), включает в себя профессиональную репутацию как самой организации, так и её руководителей[1].

Отметим, что деловая репутация, являясь в соответствии со ст. 150 Гражданского Кодекса РФ (далее – ГК РФ) нематериальным благом, не может быть объектом правопреемства в случае реорганизации юридического лица[2].

Способы защиты деловой репутации компании

Колоссальное значение для формирования деловой репутации компании в настоящее время имеют отзывы потребителей, контрагентов, работников и иных лиц, которые имели отношение к этой компании. Наличие огромного количества форумов, социальных сетей, электронных средств массовой информации дают безграничные возможности распространять информацию в интернете.

В соответствии со статьей 29 Конституции РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода средств массовой информации. Применительно к свободе массовой информации на территории РФ действует Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950), согласно ч. 1 ст. 10 которой каждый человек имеет право свободно выражать своё мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. В то же время статья 23 Конституции РФ предоставляет каждому право на защиту своей чести и доброго имени. Положения ст. 152 ГК РФ также предоставляют каждому право на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации. Приведённые правовые нормы являются необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.

Деловая репутация юридического лица подлежит защите способами, которые перечислены в ст. 152 ГК РФ. Эти способы направлены, в частности, на защиту компании от распространения о ней порочащих сведений, которые не соответствуют действительности. В пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 3) разъясняется, что следует понимать под распространением сведений, какие сведения считаются не соответствующими действительности и какие – порочащими:

  • распространение сведений, порочащих деловую репутацию: опубликование таких сведений в печати, трансляция по радио и телевидению, демонстрация в кинохроникальных программах и других СМИ, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу;
  • не соответствующие действительности сведения: сообщение о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Здесь следует учитывать, что к таким сведениям нельзя относить сведения, которые содержатся в судебных актах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных и иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок;
  • порочащие сведения: сообщение о нарушении юридическим лицом действующего законодательства, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют деловую репутацию юридического лица.

Следует учитывать, что защите подлежат только те сообщения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить. Наравне с ними имеют место также оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не подлежат защите способами, указанными в ст. 152 ГК РФ, поскольку они являются выражением субъективного мнения и взглядов конкретного лица и не могут быть проверены на предмет соответствия действительности (абз. третий п. 9 Постановления Пленума ВС РФ № 3). Их оспаривание допускается иными способами, например путём ответа, реплики или комментария. Однако если оценочные мнения носят оскорбительный характер, то организация вправе требовать защиты своей деловой репутации предусмотренными ст. 152 ГК РФ способами (п. 20 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.02.2017), см., например, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 13.02.2019 по делу № А65-6780/2018, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 01.12.2017 по делу № А43-30684/2016).

Итак, какие же способы защиты деловой репутации компания вправе использовать в случае, если о ней распространяются порочащие деловую репутацию сведения, которые не соответствуют действительности.

Опровержение порочащих деловую репутацию сведений (ч. ч. 1 – 2 ст. 152 ГК РФ). Оно должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения, или другим аналогичным способом. Например, если сведения были опубликованы в СМИ, то их опровержение должно быть опубликовано в этих же СМИ. Если же выпуск СМИ на время рассмотрения дела судом прекращён, то суд вправе обязать виновное лицо дать опровержение за свой счёт в ином СМИ (п. 13 Постановления Пленума ВС РФ № 3).

Опубликование своего ответа (ч. 2 ст. 152). Юридическое лицо вправе требовать наряду с опровержением также опубликования своего ответа в тех же СМИ или в иных СМИ за счёт виновного лица в случае прекращения его выпуска.

Замена или отзыв документа, исходящего от организации (ч. 3 ст. 152). Такая замена или отзыв осуществляется тем же органом или лицом, которое ранее направляло документ, содержащий порочащие сведения.

Удаление информации, в том числе в сети Интернет, запрещение и пресечение её дальнейшего распространения (ч. ч. 4 – 5 ст. 152 ГК РФ). Такой способ защиты деловой репутации возможен в том случае, если порочащие сведения стали широко известны и их опровержение невозможно довести до всеобщего сведения. Уничтожение материальных носителей информации в данном случае осуществляется без какой-либо компенсации, но такое уничтожение производится при условии, что удаление порочащей информации невозможно иным путём. В случае распространения сведений в сети Интернет компания вправе требовать как удаления сведений, так и их опровержения способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети Интернет.

Обращение в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности (ч. 8 ст. 152 ГК РФ). Таким способом компания вправе защитить свою репутацию, если невозможно установить лицо, распространившее порочащие деловую репутацию сведения.

Возмещение убытков, причинённых распространением порочащих сведений (ч. 9 ст. 152 ГК РФ). Здесь компания вправе требовать возмещения материального вреда при доказанности причинно-следственной связи между распространением сведений и причинением вреда на основании ст. 1064 ГК РФ.

До 1 октября 2013 года компания была вправе также требовать компенсацию морального вреда, однако со вступлением в силу федерального закона от 02.07.2013 № 142-ФЗ требование о компенсации морального вреда на юридических лиц не распространяется (п. 11 ст. 152 ГК РФ). Тем не менее на практике компании пытаются обойти этот запрет, заявляя требование о взыскании компенсации репутационного вреда или нематериального вреда, причинённого деловой репутации. В судебной практике по данному требованию существует две позиции. Первая основывается на буквальном толковании закона, т. е. если прямо не предусмотрено законом, то невозможно; таким образом, взыскать компенсацию репутационного вреда нельзя (см., например, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 06.08.2015 № Ф08-5582/2015 по делу А63-11510/2014, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 09.08.2019 по делу № А37-2121/2016). Вторая позиция основывается на Определении Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 № 508-О, в котором сказано о возможности применения способа защиты, прямо не предусмотренного законом, иначе обратное ставило бы юридические лица, подвергшиеся умалению деловой репутации, в ситуацию необоснованной ограниченности защиты своих законных интересов. Таким образом, юридические лица вправе взыскать с виновного лица также компенсацию репутационного вреда (см., например, Постановления Арбитражного суда Московского округа от 21.04.2015 № Ф05-3875/2015 по делу № А40-102076/2014, от 24.06.2019 по делу № А40-2791/2017, от 17.09.2018 по делу № А40-40306/2017).

Перечисленными выше способами юридическое лицо вправе защищать свою деловую репутацию как во внесудебном, так и в судебном порядке.

Внесудебный порядок защиты деловой репутации компании

Согласно п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 3 спор о защите деловой репутации не требует обязательного предварительного досудебного урегулирования. Однако в настоящее время имеется противоположная практика, основанная на положении ч. 5 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее – АПК РФ), которая предусматривает обязательное соблюдение претензионного (досудебного) порядка. Невыполнение этого условия может впоследствии обернуться для пострадавшей стороны возвращением искового заявления (см. Постановление 9ААС от 24.07.2017 по делу № А40-35257/2017, Постановление 13ААС от 29.05.2017 по делу № А56-22771/2017, Постановление 17ААС от 15.06.2017 по делу № А60-19772/2017). Таким образом, до обращения в суд с исковым заявлением о защите деловой репутации компании лучше попытаться урегулировать этот вопрос путём переговоров с обязательным направлением претензии. При этом пострадавшая сторона вправе воспользоваться любым из способов защиты своей деловой репутации, перечисленных в ст. 152 ГК РФ.

Судебный порядок защиты деловой репутации

Обратиться в суд с иском о защите деловой репутации юридическое лицо вправе в любое время, поскольку в силу нормы ст. 208 ГК РФ на такое требование исковая давность не распространяется.

Дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности подведомственны арбитражным судам. При этом согласно ч. 2 ст. 33 АПК РФ указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений юридические лица, индивидуальные предприниматели или граждане.

Надлежащими ответчиками по рассматриваемой категории споров являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, которые эти сведения распространили. Если такие сведения были распространены через СМИ, ответчиками по делу будут являться автор и редакция соответствующего СМИ. В случае, если известен ещё и источник оспариваемых сведений, это лицо также будет являться ответчиком. Если же автор сведений не указан, то ответчиком будет являться только редакция соответствующего СМИ, а если СМИ не является юридическим лицом, то его учредитель. В том случае, когда недостоверные порочащие сведения распространены работником в связи с осуществляемой им профессиональной деятельностью от имени организации-работодателя, то ответчиком в силу ст. 1068 ГК РФ будет являться эта организация-работодатель (п. 5 Постановления Пленума ВС РФ № 3).

Для успешного исхода дела пострадавшей организации (истцу) нужно доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, и их порочащий характер. На ответчике, в свою очередь, лежит обязанность доказать соответствие действительности распространённых им сведений (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ № 3). В некоторых случаях судом может быть назначена судебная экспертиза, например лингвистическая, для того чтобы установить порочащий характер распространённых сведений (см., например, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 08.02.2019 по делу № А75-15263/2017). Иск будет удовлетворён только в том случае, если в ходе судебного разбирательства будут установлены факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и их несоответствие действительности (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ № 3).

Удовлетворяя иск о защите деловой репутации, суд не вправе обязать ответчика принести извинения в той или иной форме, поскольку такой способ судебной защиты деловой репутации ст. 152 ГК РФ не предусмотрен. Однако такое условие может быть включено в мировое соглашение, если стороны решили прекратить судебные тяжбы (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ № 3).

В том случае, если распространённые сведения будут носить оценочный характер или являться субъективным мнением лица, то в удовлетворении требований о защите деловой репутации будет отказано (см., например, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.08.2019 по делу № А10-5338/2018, Постановления Арбитражного суда Московского округа от 10.07.2018 по делу № А40-229924/2017 и от 10.04.2017 по делу № А40-47086/2016).

Таким образом, защита деловой репутации компании – дело непростое, однако для сохранения своих позиций на рынке компания должна использовать все законные способы защиты своего доброго имени. Надеемся, что предложенный материал вам в этом деле поможет.

[1] Определение Верховного Суда РФ от 26.10.2015 по делу № 307-ЭС15-5345

[2] П. 14 Обзора практики рассмотрения споров о защите деловой репутации, одобренного Президиумом ФАС Уральского округа 31.07.2009

Оцените статью
Добавить комментарий